Жена и Достоевский. Ночное.
+7(965) 152-76-09    

Москва и Московская область
Регистрация
|

 

Жена и Достоевский. Ночное

 

Жена уехала

Уехала жена. С дочкой. На отдых. Я ждал этого дня, потому что, когда никого рядом нет, можно себе позволить такое, чего никогда не сделаешь прилюдно. Наконец я вздохну свободно. Я буду много писать днем и гулять закатными вечерами; а потом выберу время - и сделаю генеральную уборку во всей квартире; я, конечно, заработаю много денег, и потом, когда они приедут, мы куда-нибудь махнем. На какую-нибудь выставку, или в театр. Мы же уже сто лет не были в театре! Или, лучше, в концертный зал. Большой, Малый. Или, лучше, имени Чайковского. И дочка (2 года и 9 месяцев) наконец - то перестанет задавать дурацкие "Почему?" и будет сидеть и слушать Баха. А потом скажет, что дядя, который играл на органе, похож на Маму Зайку, и что орган - такой же недобрый, как салют, потому что громко. И что она боится и этого дядю, и этого трубастого инструмента, и  прямо сейчас хочет на ручки, на горшок и на дачу.

 

Надежда

 

...я ведь еще три дня тому назад знал, что сегодня они уедут. Все это время внешне я старался казаться грустным. Внутри меня уже жил План. И план этот был красив. Это был не план, а просто цветущий сад. Крупные яблоки пунктов свисали к моему лицу, умоляя их собрать. Я смотрел на эти яблоки и молча чертыхался про себя, чувствуя, как цепко семья держит меня за руки. Начинать яблочную вакханалию в кругу семьи решительно невозможно. Не дадут. Обесценят. У них свои яблоки. Я ждал, затаясь. Впереди спасительным просветом брезжило расставание.

 

Немножко Гамлета

 

Кажется, нельзя сказать, что я совсем сильно злюсь на своих домочадцев за то, что не дают мне взлететь,Федор Михайлович Достоевский связывают по рукам и ногам, занимают время, тратят деньги, требуют внимания и не дают работать. Не сильно. Совсем чуть-чуть. Но злюсь. И тому есть причина. Причина внутри. Там, с обратной стороны лба, молчаливый и отрешенный, в раздумье вполоборота застыл Федор Михайлович Достоевский. Он уже лет тридцать ждет от меня хоть какого-то ответа на вопрос кто я такой. Дрожащая тварь, удел которой сдохнуть в выгребной яме - или все-таки гений, который "имеет право". На что я должен иметь право, он никогда не уточнял. Может быть, сам не знает. И мне очень трудно, потому что я тоже не знаю; и в этой ситуации незнание Достоевского меня пугает вообще до смерти. Пугает и запутывает. Я не понимаю, возможно ли, ставя вопрос под таким углом, получить ясный ответ? Ведь если я имею право на что-то, что не содержит никакой конкретики, то сам факт обладания может оказаться моим детским сном, который оборвется при первых лучах солнца. Не это ли ужас - внезапное пробуждение в бессилии? А если я докажу, что на что-то имею право, не будет ли рядом чего-то еще, на что права я не имею? Этот процесс доказывания, если становится самоцелью, поистине бесконечен. Что думаете, а, Федор Михайлович?..

 

Бывает так. Ранним солнечным утром ты выходишь из дома с твердым намерением познать мир. Выстругиваешь себе палку, наполняешь водой флягу, прощаешься с родными и пускаешься в дальний путь. Идешь, свистишь, где-то ночуешь, встречаешь разных людей, вступаешь в различные отношения. Через какое-то время оборачиваешься - и видишь, что стоишь у порога своего дома, а дорога впереди не стала короче ни на метр. Это может показаться бредом.  И, увы, это - мой собственный опыт. Я, проведя в погоне за возможностью "иметь право" долгие годы, так и остался в начале пути. И теперь думаю, что вопрос Достоевского - неразрешимая загадка, такой восточный коан, вроде звука хлопка одной ладони. "Иметь право вообще" не получается. А ничего более конкретного Федор Михайлович мне не предложил.

 

"Тварь я дрожащая или право имею?"

"Быть или не быть?.."©

 

Иметь право приятно и легко. Вроде просто сидишь или идешь, а к тебе приходят люди, чтобы ты им немножко этого права делегировал. И у тебя есть выбор: дать им кусочек права или нет. Чаще всего, конечно, даешь, потому что кому же хочется выглядеть в глазах этих людей жадным и бесчеловечным? И они благодарят и убегают с этими кусочками. А тебе приятно, смешно и чуть-чуть лениво: ну что вы, что вы, не стоит благодарности. Мне просто повезло, но несправедливо, чтобы все это досталось только одному... И где-то глубоко живет страх: а что, если просителей станет слишком много и они меня раздавят? Если придут молодые и отнимут у меня все? Что я буду делать, когда больше не смогу доказывать, что имею право? - Субъекта права терзает вечный страх потерять все.

 

Тварь дрожащаяДрожащая тварь - тоже вполне себе конкретный персонаж, униженный, постыдный и трусливый. Совершенно жалкий. Неприятный, и поэтому одинокий. Не человек, но так себе человечишко. Никто по доброй воле не хочет быть дрожащей тварью. И я не хочу. Однако, бывают моменты, когда я вижу себя таким. Это случается, когда я жалок, слаб,  кем-то напуган, унижен, отброшен, раздавлен. Тогда я кажусь себе дрожащей тварью. У меня в душе гнездятся страх, стыд, злость и ненависть. И нет места свету и доброте. И хочется поскорее забыть. Себя и свои чувства, и это состояние, и это время...хорошо, что никто не видит меня таким.

А третьего выбора Достоевский мне не оставляет. Либо иметь право и бояться других, либо не иметь права и ненавидеть себя. И в последнее время мне кажется, что никакого выбора на самом деле нет. И два эти персонажа - всего лишь две стороны человеческой души. Обеим невыносимо собственное бытие. Одна ищет темный угол, чтобы это право обрести по сходной цене. Вторая постоянно рискует ощутить себя дрожащей тварью, когда сталкивается с кем-то, у кого больше сил, денег или времени. 

 

Тоска 

 

Федор Михайлович, а ведь мои жена и дочь уехали....

 

Молчит. Яблоки моих планов безвозвратно и мучительно осыпаются куда-то в лету, а душу наполняет привычная лень. Все-таки я - безвольный прожигатель жизни и ленивый потребитель чужих ресурсов... нет, нет, это я просто устал, сейчас отдохну - и примусь за дела. Нет...кажется, не примусь. Наступит завтра, и я обнаружу себя сидящим за компьютером и отчаянно колотящим по клавишам среди горы немытой посуды и окурков. 

 

Это не просто уехали мои родные. С ними уехали мои права. Или иллюзия прав. Скорее иллюзия. Значит... я живу об жену.Об нее вру себе про права и Великую Силу. Об нее творю. Об нее чувствую себя счастливым. Оказывается, для того, чтобы все это было, нужна такая малость - чтобы она была рядом. Потому что без нее меня нет.

 

И вот я чувствую тревогу, уныние, жалость к себе пополам с отвращением.  Потому что раньше я все это прецировал вовне. А теперь - не на кого.

 

ЖенаОтвет

 

Кто же я? Что, если мои чувства по отношению к людям - это мое отношение к себе, обращенное вовне? Там, вовне, наверное нет того, что я вижу. Как присвоить себе эти чувства, с которыми мне невозможно жить? Вижу ли я, что моя жена так сильно любит меня, что одним движением своей души забирает весь груз этих моих переживаний и превращает меня в моих же глазах из дрожащей твари в Человека? Что бы стало со мной, если бы она хоть раз вернула мне все то, что я ей сказал сгоряча? Что бы стало со мной?..

 

Вот, что я думаю, дорогой Федор Михайлович. Для того, чтобы на что-то иметь право, обязательно нужен хотя бы один человек, кто будет поддерживать в тебе это гордое ощущение. Какое-то время. Пока хватает сил. Возможно, даже после смерти, если тебе очень повезет. Кажется, без этого никаких прав ни у кого не бывает. 

 

Спасибо тебе, моя родная. За твое терпение и любовь. За твою силу, за твою веру в меня. Я тебя очень люблю.

 

пер. Сухаревский М., д.9, стр.1, этаж 2, пом.1; г. Москва, 127051, Россия
+7(965) 152-76-09    

Москва и Московская область
Body Padding -->